Интервью с Мариной Геннадьевной Тимашевой

Журналист «Невского истока» побеседовала с директором художественной школы Мариной Геннадьевной Тимашевой

— Марина Геннадьевна, я знаю, что в Шлиссельбург Вы приехали из Санкт-Петербурга. Расскажите читателям, с чего начался Ваш путь и как Вы оказались в художественной школе?

После обучения на факультете архитектуры в Ленинградском Инженерно-Строительном институте (ныне СПбГАСУ) я работала по распределению в ЛенНИИП градостроительства. Поняла, что это — не мое. В Шлиссельбург я приехала вместе со своей семьей еще в 90-е годы. В стране тогда было время разрухи и запустения, невостребованности и ненужности, когда каждая жизненная ситуация, была преодолением. Для нас это было осознанное решение. Нам пришлось обнулиться, начать все с чистого листа, несмотря на неизвестность будущего и возможные жизненные трудности.

— Расскажите, какой была школа в то время, и какая она сейчас? Произошли ли изменения за эти годы?

Когда я пришла сюда в 1993 году, тогда я только начала работать учителем рисования, живописи и композиции, помещение школы требовало ремонта и изначально было мало приспособлено к творческому процессу. Например, воду в классы приходилось носить в ведрах, чтобы дети могли рисовать. Когда делали ремонт, то старались учесть все нюансы. Для нас была важна не только функциональность классов, в которых можно было бы учиться, но и красота пространства. И я сейчас говорю не столько про внешнюю оболочку помещения, сколько про атмосферу, царящую внутри, про ту энергетическую составляющую творческой мастерской, которая наполнена жизнью и вдохновением. Сейчас здесь нет ничего лишнего, а в каждый класс для удобства проведена вода.

— Расскажите о педагогическом коллективе школы. Каким в Вашем понимании должен быть учитель?

Исторически так сложилось, что наш коллектив набирался и разрастался как «бременские музыканты». Сейчас мы большая, сплоченная творческая семья. В нашей школе двенадцать преподавателей и сто шестьдесят учеников. Когда я стала директором в 2002 году, для меня это был совершенно новый опыт. Появилась необходимость в умении структурировать и организовывать внутренние процессы школы, в умении находить точки соприкосновений между людьми. Только на взаимоуважении, можно построить сплоченный коллектив, гармоничные взаимоотношения. Очень важно любить дело, которым ты занимаешься, и каким способом ты доносишь свое умение и мастерство до учеников, коллег. Этот принцип, я считаю, лежит в основе любого обучающего процесса. А любой обучающий процесс должен быть занимательным и интересным. Человеку нужен человек и живые интонации. Ученикам не нужны занудные преподаватели, пересказывающие прописные истины из книг. Это должен быть синтез академических знаний и опыта, мастерства, жажды творения и жажды познания нового, который виден невооруженным глазом, который бы хотелось перенять. Учитель обязан быть объемным интересующимся человеком. Мне самой пришлось посмотреть на все с позиции ученика, и я всегда задаю себе вопрос «а было бы мне интересно?!». Учитель не имеет право на уныние, ему необходимо гореть своим любимым делом, уметь вдохновлять. Не только словом, но и энергетическим посылом, желанием углубиться в творческий процесс, в самопознание и раскрытие своего потенциала.

— Что ваша школа дает детям, как происходит сам процесс обучения?

Школа в первую очередь учит учиться, это своего рода инструкция по жизни. Также она развивает художественный вкус, который в жизни сильно влияет на мировосприятие личности, и всегда только в положительную сторону. В детстве важно понять, чем человек хочет заниматься и что немаловажно, как применить полученные знания в будущем, всему этому ребенок научится в нашей школе. На самом деле, момент обучения очень многогранен. Ведь когда начинаешь что-то делать, необходимо понимать, как это устроено. Для этого в школе изучают различные предметы. Например, рисунок — это и анализ формы, и работа с перспективой, живопись — это понимание гармонии цвета, и многое другое. В нашей школе работает много высококлассных профессионалов, каждый из которых глубоко разбирается в своем предмете. И обучаясь у них, ученик как бы собирает пазл из навыков и умений, у детей открывается более широкий взгляд на понимание процессов творчества. Наш коллектив не противоречит, а наоборот, дополняет друг друга. Здесь каждое звено необходимо и равнозначно в своей ценности по отношению к другим. Это такая волшебная экосистема.

— Как и чему Вы учите своих учеников, есть у Вас какой-то особенный взгляд на обучение?

Дети — это чистые листы. Основная наша задача в процессе обучения — научить детей смотреть на мир широко открытыми глазами, а также создать все необходимые условия для творческого самовыражения. Нельзя заставлять детей творить специально. Важно создать атмосферу, в которой бы им захотелось делать это самостоятельно. Внутри школы это становится легко и понятно, особенно когда появляется возможность соприкоснуться с людьми, которые не просто передают свои знания, а до сих пор сами находятся в процессе практики. Например, если рядом работает настоящий художник, а вокруг царит атмосфера творческой мастерской, то ученик легко вовлекается в сложный обучающий процесс. А когда он видит художника, общается с ним, видит его портреты и тех, с кого он их пишет возникает живое личное восприятие искусства. Вот эти люди и вот их портреты, а вот этот художник и вот его интерпретация. Это понимание искусства в настоящем моменте. Ведь любая картина — это рассказ какой-то истории, которая внутри имеет замысел, идею. И наша задача увлечь детей этим миром, эмоционально вовлечься в процесс, научить их рассказывать свои собственные истории.

Конечно, традиционное обучение живописи и рисунку как учили меня, а до меня учили моих учителей, есть и будет. Ведь сначала необходимо понять основную базу, правила, на которые впоследствии можно будет опираться в поисках своего видения. Зачастую общество нам говорит к чему необходимо стремиться и чем заниматься, что статусно, а что нет. А мы учим детей, помимо классического художественного образования, мыслить творчески свободно, вне навязанных временем клише, учим детей творить и понимать искусство, не опираясь на устоявшиеся мнения и взгляды, а иметь свой собственный уникальный взгляд в искусстве, свою позицию, свою точку зрения. И тогда у них возникает свобода, как и в каком направлении себя интерпретировать.

— Марина Геннадьевна, расскажите, что у школы в планах на будущее, есть ли какие-то новые проекты?

Художественная школа эволюционирует, ведь для нас важно развиваться и не стоять на месте. Поэтому мы ступенчато предлагаем новые услуги. Мы проводим различные мастер-классы. И сейчас закупили необходимое количество этюдников для новой взрослой образовательной услуги. Теперь не только дети, но и взрослые могут приходить к нам учиться живописи. Ведь человек обязательно должен выплескивать свою творческую энергию и не важно, в каком возрасте это происходит. Это маленький кусочек нашего становления в жизни — дар, данный нам при рождении — видеть красоту и проецировать ее в мир. Вот сходил человек на урок живописи, проявил себя и вышел окрыленный, чувствуя такое приятное послевкусие.

Шлиссельбург — город людей с открытыми глазами, город контрастов и не творить здесь просто невозможно. Мы гордимся своим городом, своей школой и стремимся выйти на уровень районной школы. Мы можем быть значимой точкой на карте района, куда приезжают отовсюду обучаться художественному ремеслу. И мы с радостью ждем вас к нам, чтобы вы могли открыть для себя свою собственную творческую вселенную.


Поделиться
Отправить

Опубликовано 24 июля 2019